Хана дешевому бензину


Я вышел на улицу и поперхнулся. Воздуха не было видно, вместо воздуха под жёлтыми и сизыми фонарями плыли слои химических испарений. Где-то за гаражами громко умирали собаки. Мне на щеку капнуло что-то тёплое, я понял - это слеза.
Сделав ещё несколько шагов по парящей ядом улице, я наступил на мертвого голубя. Встречная старуха в противогазе вытянула меня костылем по спине.

Был обычный осенний вечер в Николаевке.

Шутки шутками, но в последние дни Октябрьский район действительно не слишком подходит для пеших прогулок по вечерам. Едкий дым, запах гари (или это я два раза одно и то же сказал?), дырявые дороги аналогичной правящей партии тонут в тумане.

Что характерно – ничего подобного летом не наблюдалось. Значит, предприятиям не предъявишь. А кому тогда?

За ответом на этот и другие вопросы я вчера отправился на брифинг красноярских экологов в офисе «Интерфакса».

Выступавший первым Юрий Михайлович Мальцев, который в представлениях не нуждается, коротко обрисовал ситуацию в целом. Он напомнил, что, исходя из тома предельно допустимых выбросов, в настоящее время есть три крупнейших источника вредных выбросов в атмсоферу Красноярска, вносящих примерно равный вклад: это КрАЗ, ТЭЦ и автотранспорт. Три четверти официально зарегистрированных выбросов – их работа. Еще четверть – это крупные предприятия.

Правда, по мнению Мальцева, объем вредных выбросов от автотранспорта (69,6 тысяч тонн в год) может быть существенно завышен. И совсем не вошли в статистику мелкие предприятия, не входящие в «список пятидесяти», ведомственные котельные, различные шиномонтажки, дома с печным отоплением и тому подобная мелочевка.

Главный герой брифинга, лидер красноярских «Зеленых» Сергей Шахматов, привел другие цифры. Что касается автотранспорта – по его мнению, данные не завышены, а занижены, причем примерно вдвое, благодаря переходу на математическую модель подсчета ВВ, которая работает в Москве, но не работает у нас, поскольку бензин у нас дешевый и низкокачественный.

 

- Если количество автомобилей за последние три года не уменьшилось, то каким образом более чем вдвое (со 148 тысяч тонн в 2012 году до 65 в 2015-м) уменьшились выбросы? – задался он резонным вопросом. – Только за счет изменения методики. Можно ли снизить выбросы от автотранспорта не на бумаге, а реально? Легко. Запретить к продаже топливо ниже стандартов Евро5. 

 

Правда, как он сам же заметил, только 5 процентов топлива, поставляемого Ачинским НПЗ, соответствуют этому высокому стандарту.

 Начиная с 15 года, сказал Шахматов, выбросы от КрАЗа и ТЭЦ падают, от автотранспорта растут.

Что касается вклада каждого загрязнителя, то и здесь у Шахматова оказались другие цифры, не совпадающие с официальными, но полученные, как он утверждает, в результате четырехмесячного исследования.

 

- 30 процентов загрязнений, по официальным данным за 2016 год, дают предприятия теплоэнергетики, 36 процентов – все остальные предприятия, включая КрАЗ, и 34 – автотранспорт.

 

По исследованиям самих экологов, не менее 8 процентов дает вторичное загрязнение (то есть пыль), которое особенно опасно, поскольку распространяется в приземном слое. 6 процентов – незарегистрированные источники, 4 процента – техногенные и природные источники (типа пожаров), и 2 процента – печное отопление. Воспетые Толоконским, Акбулатовым и Есениным печки. Вечные два процента дерьма, как выразился телеведущий Владимир Соловьев. То есть как минимум одна пятая всех вредных выбросов не зарегистрирована ни в каких томах ПДВ, не учитывается в официальной статистике, соответственно – и при составлении квот для крупных предприятий не учитывается тоже.

 

Небольшой курс экологического ликбеза для тех, кто не присутствовал на предыдущих занятиях. Том ПДВ обновляется раз в пять лет, в нем определяются квоты выбросов вредных веществ, которые могут быть превышены только в исключительных случаях. Квоты эти определяются с тем расчетом, чтобы не превышать ПДК тех или иных вредных веществ в атмосфере. Поскольку 20 процентов этих вредных веществ в статистике не учитывается, квоты автоматически завышаются, а ПДК, стало быть, периодически превышаются.

Таким образом, проблему с загрязнением можно решать двояко – делать правильную статистику и определять правильные квоты, либо бороться с источниками загрязнения. И тут мы подходим к обнародованной Шахматовым сенсации.

Оказывается, главные вредители в сфере теплоэнергетики – это не предприятия, принадлежащие г-ну Мельниченко, а мелкие и средние котельные. Звучит парадоксально. Тем не менее, по словам докладчика, даже самая грязная ТЭЦ-1, которая гораздо хуже и гаже ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3, при попутном ветре покрывает в основном Березовку, до которой жителям краевого центра не так чтобы много дела. 11 высоких труб дают 68 процентов тепловой мощности и обеспечивают теплом 88 процентов горожан. Все остальное – это котельные с низкими трубами, которые реально гадят. Причем некоторые из них располагаются в самых неожиданных местах. Котельная КрасТЭК в Удачном, где живут сливки нашего общества, обеспечивает этим сливкам гарантированное прокисание, что видно по результатам мониторинга.

 Как выяснили красноярские «зеленые», самое большое зло из средних котельных – это котельная «Фармэнерго» на правом берегу. А на левом нормально добавляет котельная радиозавода в историческом центре города. Радиозавод – это закрытое полувоенное предприятие, не имеющее даже адреса, что происходит в этом огороженном от мира квартале, можно только догадываться, общественников туда на экскурсии не приглашают. А за попытку несанкционированного проникновения могут и посадить.

Часть этих вредоносных котельных обслуживает исключительно предприятия, нанося при этом урон здоровью горожан (остальные вредят, но хотя бы греют).

 

- Так все-таки насчет Октябрьского района, - встрял я с вопросом, - откуда смог по вечерам? И не говорите про печное отопление, частный сектор на 90 процентов снесли под егоровские картонки, однако в прежние годы такого смога близко не было, даже в лютую зиму – чистый, свежий морозный воздух с легким ароматом печного дымка.

 

- С точки зрения теплоэнергетики Октябрьский район - самый грязный, - поведал Сергей Шахматов. – Здесь сосредоточены котельные КрасТЭК, сюда же сносит ветром дым от ЭВРЗ. Плюс печное отопление…

 

Но было уже не смешно.

Автор: Андрей Агафонов
08.09.2017Поделиться: 0
Когда упаковка важнее содержания
или немного про #переговорыгольдмана
сегодня 00:00
Многодетная семья в п. Овсянка Красноярского края осталась без жилья из-за пожара
Вечером 18 ноября случилась беда, практически полностью сгорел дом многодетной семьи.
19.11.2017
Итоги вчерашней рабочей группы по мониторингу улично-дорожной сети города Красноярска
Вчера прошло заседание рабочей группы по мониторингу улично-дорожной сети города Красноярска в УДИБ
17.11.2017
Про дендрарий, а вернее про его уничтожение
С интересом наблюдаем за развитием драматичной истории с попытками застройки дендрария, которая тянется уже с 2012 г.
08.11.2017